Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Мой сайт
Воскресенье, 19.11.2017, 13:19
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS
Главная » 2017 » Октябрь » 5 » Тайные советники: Выбирать политический курс президенту Кореи помогали гадалки, сектанты и жиголо
21:16
Тайные советники: Выбирать политический курс президенту Кореи помогали гадалки, сектанты и жиголо
В Южной Корее набирает обороты скандал, грозящий обернуться импичментом для президента Пак Кын Хе. Ничего подобного в истории государства еще не было. Пак Кын Хе обвиняют в том, что она позволила шарлатанам влиять на политический курс Сеула. Как выяснилось, в ближний круг президента входили сектанты, гадалки и даже жиголо! А едва ли не главной советницей была шаманка, которую местная пресса окрестила «южнокорейским Распутиным». В подробностях этой удивительной истории разбиралась «Лента.ру».
 
Южная Корея — страна, привычная к масштабным политическим скандалам, в том числе вокруг главы государства. Один южнокорейский президент был убит, один — свергнут и закончил свои дни в изгнании, двое попали под суд по обвинению в коррупции, еще один совершил самоубийство, когда встреча с прокурором стала практически неизбежной. Даже у тех немногих президентов, кто избежал подобной участи, под суд по коррупционным делам попадали члены семьи.
 
И все же нынешний скандал беспрецедентный. Даже оппозиция и партия власти на этот раз едины, что для южнокорейской политики с ее шумными склоками левых и правых — большая редкость. Рейтинг президента Пак Кын Хе стремительно падает, и скоро она, похоже, побьет рекорд своего предшественника Но Му Хёна (того самого, что совершил самоубийство из-за коррупционного скандала). Рейтинг Но Му Хёна в конце его правления рухнул до пяти процентов, у Пак Кын Хе сейчас 14 процентов, и падение продолжается.
 
Однако на этот раз речь идет не о коррупции — точнее, не только и не столько о коррупции. Обнаружилось, что на протяжении всего своего правления президент Пак Кын Хе находилась под влиянием группы ближайших друзей, большей частью без политического опыта и образования и, скажем прямо, с весьма мутной биографией. Эти люди не просто консультировали Пак Кын Хе, но во многих случаях буквально диктовали ей важные политические решения и располагали более или менее свободным доступом к секретным правительственным документам.
 
Неудивительно, что СМИ сразу же вспомнили об одном известном персонаже российской истории: южнокорейские газеты сейчас пестрят заголовками, в которых упоминается Распутин. Аналогии действительно напрашиваются.
 
60-летняя Чхве Сун Силь дружит с Пак Кын Хе с 1970-х, то есть со времен, когда им обеим было слегка за двадцать. Ее отец Чхве Тхэ Мин успел побывать и буддистским священником, и протестантским проповедником, а потом и вовсе основал собственную церковь, которая корейским христианам казалась теологически весьма сомнительной.
 
Чхве Тхэ Мин был женат шесть раз, семь раз менял имена, занимался достаточно подозрительным религиозным бизнесом и сумел войти в доверие к Пак Кын Хе, чей отец, генерал Пак Чжон Хи, правил Южной Кореей с 1961 по 1979 год. Именно авторитет отца, который для большинства корейцев не столько диктатор, сколько творец экономического чуда, стал решающим фактором избрания Пак Кын Хе президентом в 2012-м.
 
В 1974-м во время неудачного покушения на генерала Пак Чжон Хи погибла мать Пак Кын Хе. Это повергло будущего президента депрессию, чем и воспользовался Чхве Тхэ Мин. Свои отношения с любимой дочерью главы государства он потом активно использовал, чтобы взимать мзду с крупных корейских бизнесменов — к немалому недовольству самого Пак Чжон Хи. Чхве Тхэ Мин не раз грозили весьма серьезные неприятности, но вмешательство Пак Кын Хе отводило от него гнев диктатора.
 
Чхве Сун Силь, дочь Чхве Тхэ Мина от его пятой жены, как говорится, пошла в отца. Хотя она не смогла даже окончить университет, что весьма необычно для кореянки ее положения. Зато преуспела в бизнесе, который сочетала с религиозной деятельностью. Пока это точно не установлено, но, похоже, Чхве Сун Силь — адепт (возможно, даже руководитель) основанной ее отцом мистической секты «Ёнсегё», исповедующей своеобразную смесь христианства и традиционного корейского шаманизма.
 
Президент Пак Кын Хе еще с юности тесно связана с этой сектой, чем и объясняется готовность слушаться Чхве Сун Силь во всем, слепо следуя советам подруги. После гибели матери, которую застрелил северокорейский агент в 1974-м, и отца, убитого начальником собственной разведслужбы в 1979-м, Пак Кын Хе была очень одинока. Замуж так и не вышла, с людьми сходилась с большим трудом. Узкий круг друзей юности, в центре которого все эти десятилетия оставалась Чхве Сун Силь, был ее единственной психологической опорой.
 
Однако это привело к печальным последствиям. Уже давно по Корее ходили слухи о том, что президент Пак игнорирует мнение членов администрации и привлеченных экспертов, советуясь с какими-то мало кому известными людьми. После того как распространилась информация о странных пожертвованиях, поступающих в фонды, возглавляемые Чхве Сун Силь, ситуацией заинтересовались СМИ. Любопытно, что решающую роль в журналистском расследовании сыграла правоконсервативная газета «Чосон ильбо», от которой, казалось бы, следовало ожидать поддержки президента.
 
Почувствовав, что события приобретают неприятный поворот, Чхве Сун Силь поспешила уехать в Германию. Тем временем телевизионщики обнаружили выброшенный компьютер секретариата Чхве Сун Силь, на котором не были отформатированы жесткие диски. Исследование их содержимого дало удивительные результаты и привело к тому, что скандал приобрел колоссальный масштаб.
 
В компьютере содержались многочисленные конфиденциальные документы, которые Пак Кын Хе передавала подруге (или религиозной наставнице?) для ознакомления и редактирования. Кроме того, выяснилось, кто именно входил в группу советников президента, помимо Чхве Сун Силь. Там были такие колоритные персонажи, как, например, Ко Ён Тхэ. Этот сорокалетний красавец, чемпион Азиатских игр 1998 года по фехтованию, завершив спортивную карьеру, нашел себя в роли «мужчины для развлечений». Он предоставлял эскорт-услуги в барах, куда приходили богатые тетушки в поисках приятного мужского общества (как и барышни, работающие для клиентов-мужчин, подобные джентльмены за дополнительную плату готовы и на интим). После того как Чхве Сун Силь развелась с мужем, у нее сложились очень близкие отношения с Ко Ён Тхэ, который на двадцать лет ее младше. С ним она частенько делилась секретами президентской администрации. В компании президентских советников был и продюсер видеоклипов Чха Ын Тхэк, когда-то представивший Ко Ён Тхэ его будущей клиентке Чхве Сун Силь.
 
Судя по всему, именно в этом кругу гадалок, сектантов и жиголо и определялась, в частности, южнокорейская политика в отношении к Северной Корее. Специалистами было давно подмечено, что при Пак Кын Хе Сеул вел себя так, будто был уверен, что КНДР находится на грани коллапса и что коллапс этот надо всячески ускорять. Такой подход слабо вязался с тем, что известно о текущей ситуации в Северной Корее, где экономическое положение улучшается, а молодой лидер весьма популярен среди населения. Странности поведения Сеула объяснялись по-разному. Чаще всего предполагали, что у президента есть какая-то сверхсекретная информация (ну, например, южнокорейская разведка добыла абсолютно надежные сведения о том, что Ким Чен Ын смертельно болен, но не хочет искать себе преемника). А ларчик открывался просто: одна из шаманок, с которыми консультировались в «теневом кабинете» Пак Кын Хе, предсказывала, что объединение страны произойдет в ближайшие два года.
 
Видимо, именно под влиянием предсказательниц и шаманок — а то и по их прямому указанию — было принято решение о закрытии Кэсонской промышленной зоны и полном прекращении экономического сотрудничества с КНДР. Это едва ли не самая серьезная ошибка всех сеульских администраций в вопросах, связанных с Северной Кореей.
 
Впрочем, дело не обошлось и без старой доброй коррупции: два фонда Чхве Сун Силь активно получали пожертвования от крупных фирм. Капитаны бизнеса знали о близких связях Чхве Сун Силь и президента и рассчитывали на привилегии. Формально деньги жертвовались на благие дела — развитие спорта и пропаганду южнокорейской массовой культуры за рубежом. Однако на практике значительная часть этих средств перекочевывала в карманы Чхве Сун Силь и ее друзей. Конкретные суммы похищенного выяснятся, скорее всего, не очень скоро, но речь идет по меньшей мере о многих десятках миллионов долларов (вероятнее, даже о сотнях миллионов). Но, как уже говорилось, не коррупция, а явное вмешательство прохиндеев в политику возмутило страну.
 
Несколько десятков тысяч граждан вышли в минувшую субботу на демонстрацию с требованием немедленной отставки Пак Кын Хе. Манифестацию, организованную несколькими мелкими ультралевыми партиями, поддержали все политические структуры, в том числе и правые. И это только начало.
 
Пак Кын Хе, поняв, что ситуация выходит из-под контроля, выступила, как в Корее принято, с заявлением, признав некоторые нарушения. Но покаяние не помогло, ибо президент признала лишь небольшую часть прегрешений. Похоже, новая исповедь последует в ближайшие дни — об этом свидетельствуют спешное возвращение Чхве Сун Силь из Германии 30 октября и ее готовность сотрудничать со следствием, взявшим ее под арест.
 
Говоря о более отдаленных перспективах, можно выделить несколько сценариев.
 
Во-первых, вполне реален первый в истории Южной Кореи импичмент. У оппозиции есть простое большинство в парламенте, которого недостаточно для принятия подобной меры. Но сейчас недовольство президентом распространено и среди правящей партии, так что необходимые для отстранения главы государства две трети голосов набрать вполне реально.
 
Во-вторых, возможна добровольная отставка Пак Кын Хе — особенно если угроза импичмента станет реальной, а на демонстрации выйдут сотни тысяч.
 
Третий вариант — создание коалиционного компромиссного правительства, в котором власть будет принадлежать премьер-министру, назначенному правящей и оппозиционной партиями, а за президентом до истечения срока ее полномочий в конце 2017 года сохранятся чисто протокольные функции.
 
Наконец, не исключено что буря утихнет и все вернется на круги своя. Но, судя по накалу страстей, вероятность этого не очень высока.
 
Андрей Ланьков
профессор университета Кукмин (Сеул)
Просмотров: 10 | Добавил: cotiso1981 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0